Moscow Innovative Language Centre
Психолингвистика: овладение языком.
Perfect language is the door to success !

Москва, ул. Ландышевая, 14
СЗАО, район Куркино

тел. (495) 997-23-65

не дозвонились? Услышать вас поможет
Яндекс.Метрика
ФОРМА ОБРАТНОЙ СВЯЗИ
ИСТОЧНИК

Речь - это способность, свойственная только человеку. Исследователи пытались доказать, что язык - не монополия людей; для этого шимпанзе обучали передавать сообщения, нажимая на клавиши компьютера. Но нажатие на клавиши в определенной последовательности вовсе не является доказательством того, что обезьяна овладела логическим синтаксисом языка и понимает его смысл.
Овладение языком начинает проявляться у ребенка в возрасте примерно одного года в виде «голофрастической» речи, или однословных предложений. К двум годам ребенок овладевает телеграфной речью типа «собачки нет». Когда одно и то же слово присоединяется к ряду других («собачки нет», «печенья нет», «ботинка нет»), возникает «осевой» язык. К четвертому-пятому году дети словно чудом овладевают языком, хотя их никто не учит грамматике.
Двумя основными теориями развития языка являются эмпирическая (средовая), объясняющая усвоение языка научением, и «природная», объясняющая его врожденными механизмами.
Скиннеровская теория вербального поведения. Скиннер применил к развитию языка свою теорию оперантного обусловливания; согласно его взглядам, вербальное поведение, подобно всякому другому, возникает как следствие оперантного научения. Благодаря поощрениям (подкреплению) дети устанавливают связь между стимулом и реакцией. Используя дифференцированное подкрепление, родители контролируют произносимые ребенком звуки, награждая за правильные. Речь, таким образом, оказывается средством получения поощрений. Вербальное поведение обычно подкрепляется также в ситуациях, которые можно обозначить как «требование» (дети повторяют слова, связанные с удовлетворением их потребностей, такие, как «конфета» или «играть»), «касание» (дети усваивают слова, которые являются откликами на стимульные объекты или на предметы, которые они любят трогать), «эхо» (подражание речи окружающих) и «самопоощрение» (подкреплением служит удовольствие, которое получает ребенок от того, что он сам сказал).
Теория Скиннера не получила широкого признания. Многие психологи считают, что подкрепления недостаточно для того, чтобы объяснить овладение языком. Другие полагают, что здесь действует совсем иной механизм. Исследования показали, что зачастую родители подражают детской речи, а не наоборот. Однако идеи Скиннера нашли практическое применение; например, оперантное научение оказалось полезным при развитии речи у отстающих детей.
Теория социального научения языку. Некоторые теоретики научения утверждают, что дети могут учиться, не получая подкрепления, а используя способности к подражанию, наблюдениям, моделированию, а также помогая взрослым или делая что-то за них. Однако моделирования и подражания явно недостаточно для овладения языком. С их помощью невозможно также объяснить скорость усвоения языка ребенком. Более того, детский язык отличается удивительной изобретательностью и новаторством, это не простое копирование того, что ребенок слышит от родителей и других взрослых.
Гипотеза о врожденной способности к языку. Видный сторонник этой гипотезы лингвист Н.Хомский считает, что человеческий мозг запрограммирован на овладение языком. Язык присущ только человеку как биологическому виду и является свойством всех представителей этого вида. Более того, во всех своих вариантах язык следует одной и той же базовой логической структуре, универсальному синтаксису - «глубинной структуре», которой не нужно обучаться, в отличие от «поверхностной структуры», т.е. специфических идиом конкретного языка.
Согласно Хомскому, тот факт, что одни и те же грамматические правила лежат в основе всех языков, можно объяснить лишь одной гипотезой: психофизиологические корреляты этих правил являются неотъемлемым свойством человеческого мозга. Мозг должен быть снабжен программным «устройством овладения языком», позволяющим ребенку строить фразы, которые он никогда ранее не слышал. Психика даже двухлетнего малыша структурирована таким образом, что дает ему возможность овладевать грамматическими принципами независимо от научения по типу стимул - реакция. Взгляды Хомского на врожденно существующую базовую грамматику хорошо согласуются с предложенной Э.Леннебергом биологической неврологической теорией языка. Однако ни одна психолингвистическая теория не получила до настоящего времени всеобщего признания.

ПРОЦЕСС ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
Исследовательское поведение. Ребенок с момента рождения активно исследует, причем в первую очередь те объекты, которые движутся или каким-то образом изменяются. Младенец изучает окружающую его обстановку, хотя сначала не слишком умело; следить глазами за крупными движущимися объектами он начинает очень рано. При этом уже в какой-то степени координируется слуховое и визуальное восприятие. Зрительное поле недолго остается расплывчатым пятном - грудной ребенок пытается сделать его четким. Если эксперимент организован таким образом, что быстрое сосание соски приводит к перемещению предмета в фокус зрительного поля младенца, он будет сосать очень быстро; в противоположной ситуации, т.е. когда при быстром сосании предмет выходит из фокуса, ребенок начинает сосать медленно.
В раннем младенческом возрасте исследовательское поведение несистематично и не слишком хорошо контролируется, но к пяти месяцам малыш уже в состоянии доставать предметы и брать их в рот. Еще через несколько месяцев он начинает сам искать предметы и к концу первого года активно исследует все, что его окружает. Когда ребенок начинает ходить, его исследовательская деятельность значительно расширяется.
Моторное развитие. Большой вклад в изучение моторного развития внес А.Гезелл, а также его коллеги и студенты из Йельского университета (США). Они основывали свои работы на сравнительном анализе заснятого на пленку двигательного поведения детей в разные возрастные периоды.
Гезелл, однако, исследовал не только двигательное, но также речевое и адаптивное поведение и поведение ребенка в группе. На основе его работ были созданы современные шкалы психического развития, в том числе известные шкалы Бейли, позволяющие оценивать моторное, речевое и адаптивное развитие детей до двухлетнего возраста.
Развитие ощущений и восприятия. Доказано, что новорожденный различает звуки речи (фонемы), т.е. у него уже проявляется способность, которая позволит в дальнейшем понимать речь. Новорожденный, по-видимому, воспринимает постоянство формы. Если предмет прямоугольной формы (например, книга) виден под прямым углом, его изображение на сетчатке будет прямоугольным; если смотреть на книгу под другими углами, она будет отражаться на сетчатке в виде трапеции, но при этом по-прежнему восприниматься как прямоугольник; этот феномен и называется (константностью) постоянством формы.
Когда младенцу раз за разом показывают один и тот же предмет, он привыкает к его форме, и время зрительной фиксации на нем становится все короче. (Этот феномен называют привыканием или габитуацией.) Если стимул меняется, он задерживает на нем взгляд дольше, чем на прежнем объекте, что указывает на способность различать старый и новый стимулы. Таким путем можно выяснить, одинаково ли воспринимается поднятое и наклоненное лицо или прямоугольник, расположенный фронтально и под углом.
Несмотря на эти первые достижения, младенец еще относительно неразвит. Но постепенно его ощущения приобретают бoльшую четкость. Так, с возрастом улучшаются сенсорные способности: восприятие цвета и глубины, острота слуха. Некоторые рано проявляющиеся способности потом исчезают и вновь появляются через несколько месяцев в более сложной форме. Какие бы способности ни проявлял ребенок - они совершенствуются с возрастом, становясь более дифференцированными.
Эмоциональное развитие. Согласно одной из наиболее интересных гипотез, существует ограниченное количество т.н. базисных эмоций, по-видимому врожденных, хотя и не все они проявляются сразу после рождения. К ним относятся страх, недовольство, гнев, радость, удивление и ряд других. Каждая из этих эмоций 1) вызывается специфическими ситуациями, 2) имеет специфическое мимическое выражение и 3) сопровождается специфическим поведением. Гнев, например, вызывается вмешательством в действия ребенка; мимику и поведение, выражающие гнев, можно распознать в самом раннем возрасте. Одни и те же эмоциональные проявления обнаруживаются в различных культурах, что подтверждает представление об их врожденном характере.
Наиболее важный вопрос эмоционального развития - каким образом эмоции включаются в познавательные процессы. С возрастом меняется не только способ выражения разных эмоций, но и сами вызывающие их ситуации. Маленький ребенок часто сердится, когда его заставляют одеваться и умываться. Причины, вызывающие гнев дошкольника, уже более утонченные - например, насмешки товарищей или проигрыш в соревновании.
Еще одна особенность эмоционального развития состоит в том, что в раннем детстве эмоции выражаются непосредственно, а позже эмоциональное поведение становится более адаптивным. Так, до года гнев ребенка проявляется почти исключительно криком и плачем, т.е. в форме эмоциональной вспышки, тогда как к 4-м годам - в форме агрессии, направленной на определенного человека или на какой-то предмет.
Важный компонент зрелости - эмоциональный контроль. Он выражается в способности подавлять бурные проявления эмоций и вести себя разумно в ситуациях, вызывающих сильные переживания. Эмоциональный контроль - это способность не только подавлять чувства, но и использовать их в качестве мотивации продуктивного поведения. Скажем, от свидетеля аварии не требуется бесстрастия, однако адекватным выражением его чувств будут не слезы и причитания, а оказание помощи пострадавшим.
Развитие эмоционального контроля может идти разными путями. Эмоции, прежде всего социально контролируемые, такие, как сексуальные переживания, гнев и страх, влияют и на поведение. Любая эмоция, способная привести к асоциальному или аморальному поведению, потенциально опасна для индивида тем, что такого рода поведение подвергается общественному порицанию или даже наказанию. Адаптация к подобной угрозе может принимать либо здоровую, либо нездоровую форму. Одна из форм, названная Фрейдом механизмом изоляции, - это утрата способности испытывать сильные чувства, обусловливающая рассудочно холодное отношение к эмоциональным ситуациям. Другой способ воспрепятствовать появлению опасных эмоций и импульсов - вообще избегать эмоционально насыщенной ситуации. Пример тому - фобии. Более здоровая форма адаптации заключается в том, чтобы со всей полнотой переживать эмоциональные ситуации и в дальнейшем использовать полученный опыт, для формирования социально значимых ценностей.
Социальное развитие. Одно из первых проявлений узнавания ребенком окружающих - улыбка. Мнения о том, что вызывает у младенца улыбку, противоречивы, однако общеизвестно, что к двухмесячному возрасту она может появляться при виде человеческого лица.
В этом возрасте младенец не отличает лицо матери от других, но к 6-7 месяцам улыбка ребенка становится избирательной. Теперь он улыбается маме и тем, кого хорошо знает, а незнакомых встречает сдержанно. Для детей такого возраста типичны страх и смущение при появлении незнакомых лиц. Это указывает на развитие важной в социальном отношении способности отличать «своих» от «чужих».
Процесс взаимодействия между детьми развивается с возрастом. До года двое детей, находящихся вместе, обычно вообще не обращают внимания друг на друга. Став чуть старше, они уже начинают взаимодействовать, часто потому, что оба одновременно хотят взять один и тот же предмет и просто вынуждены обратить внимание друг на друга. Игра двухлетних детей по сути не является совместной деятельностью - каждый играет сам по себе. В дошкольный период игра постепенно становится все более социально-ориентированной. К пяти годам малыши, находясь в детском саду, играют в одиночку менее половины времени, у них уже появляются совместные игры, в которых участвуют четыре-пять человек. В последующие годы социальная структура игр усложняется; развиваются и поддерживаются отчасти уже установившиеся социальные роли.
С возрастом изменяются и специфические типы социального поведения тоже изменяются с возрастом. Например, в дошкольном периоде, когда дети начинают сравнивать себя с другими, конкуренция между ними усиливается. Количество драк и ссор почти не зависит от возраста ребенка, но характер их меняется. Вместо кратковременных чисто физических конфликтов дети старшего возраста затевают более изощренные, словесные ссоры, при которых обида сохраняется значительно дольше.
Подобным же образом изменяется устойчивость дружеских отношений. Дружеские связи маленьких детей мимолетны. По данным одного исследования, даже в 11-летнем возрасте только у 50% детей лучший друг оставался тем же, что и две недели назад. При аналогичном опросе 18-летних школьников (в том же исследовании) 80% из них оба раза называли одного и того же человека.
Одна из наиболее острых социальных проблем в настоящее время - формирование негативных социальных установок, особенно расовых предрассудков. Дети из семей и социальных групп с ярко выраженными предрассудками начинают усваивать те же негативные взгляды в раннем школьном возрасте; в юношеском периоде эти взгляды закрепляются.